Софья Смирнова, 10 «А» класс, Гимназия № 13

Горький и Короленко

 

Человек создан для счастья, как птица для полёта.

Человек создан для счастья, только счастье не

всегда создано для него.

В. Г. Короленко. Парадокс.

​Я живу в Нижнем Новгороде — культурном и историческом центре Приволжья. Знаю, что долгое время наш город носил название Горький в честь писателя Максима Горького, которому в этом году исполняется 150 лет. На мой взгляд, творчество этого незаурядного человека в последнее время у нас забывается. Может быть, это связано с чрезвычайно активной популяризацией  его в советское время, в первую очередь, не как писателя, а как общественного деятеля. Для меня Горький — это прежде всего автор проникновенных произведений о человеческой природе, очерков об интересных людях. Меня давно интересовал вопрос становления Горького как писателя. Я несколько раз бывала в литературном музее Горького, домике Каширина, а недавно прочла о создании зон охраны объектов культурного наследия на улице Короленко, где в соседних домах в разное, правда, время жили писатели Алексей Максимович Горький и Владимир Галактионович Короленко. Заинтересовавшись, не случайно ли это совпадение, открыла для себя много интересного.

Ул. Короленко, дом 11, 11а, г. Нижний Новгород

В их биографиях много общего — страсть к подвижничеству, любовь к общению с простым народом, сложные отношения с государством. Знакомство Горького и Короленко состоялось в 1889 году. Короленко, к тому времени известный писатель, очень тепло принял двадцатилетнего крепкого парня, начинающего делать первые шаги в большой литературе и дал ряд советов. “Короленко первый сказал мне веские человечьи слова о значении формы, о красоте фразы, — пишет А.М. Горький, — я был удивлен простой, понятной правдой этих слов”. Затем встречи их носили характер общения младшего товарища со старшим. В своих письмах Горький пишет: “Ваш совет и указания имели бы громадное значение… Скажите, что вы думаете о том, как я трактую факт? О самой ценности факта? О тоне?”

Если не знать о творческих и человеческих связях писателей, явные подражания в ранних произведениях Горького незаметны. Однако я прочла короленковского “Федора Бесприютного”, и аналогии в описании толпы людей, бредущих по темному лесу, со знаменитой горьковской “Старухой Изергиль”, стали очевидны.

“Толпа людей билась в этом лесу, разыскивая, где выход к вольному простору и свету. Долго шла толпа, расчищая путь, прорубая просеки, прокладывая в лесу дороги. Куда ведут эти дороги, так ли направлены просеки, кратчайшим ли путем приведут они к выходу, туда, где солнце золотит нивы, — люди не знают. Лишь только бледная заря разольется по лесной глуши, люди встанут ото сна и поведут дальше работу” (В.Г. Короленко).

“Там были болота и тьма, потому что лес был старый и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим” (А.М. Горький).

Причем рассказ Короленко написан в 1888 году, а Горького в1894 году.

Одна из тем красной нитью пронизывающих большинство произведений Горького – тема правды, справедливости, счастья. Короленковский афоризм я вынесла в эпиграф, а персонаж Актер из знаменитой горьковской пьесы “На дне”, рассуждая о счастье, читает с  надрывом стихи Беранже:

“Господа, если к правде святой

Мир дорогу найти не сумеет,

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой”.

И именно Актер в финале пьесы кончает жизнь самоубийством — вот он «парадокс»!

Следует отметить, что творчество Горького, конечно же, развивалось не только под воздействием В.Г. Короленко. Собственные жизненные переживания, встречи с Толстым, Чеховым и многими другими великими современниками безусловно оставили свой след. Но все-таки первым литературным наставником был  В.Г. Короленко.

Как писал Антуан де Сент–Экзюпери, “мы ответственны за тех, кого приручаем”. Думаю, в том числе и по этой причине в 1902 году  в знак протеста против исключения Горького из Императорской академии изящных искусств, Короленко вышел из членов академии.

А вот еще один прелюбопытнейший источник. Мне попался очерк революционерки Розы Люксембург под названием “Душа русской литературы”, написанный ею в 1918 году в тюрьме в Бреславле. Цитирую: “В художественном отношении эти два писателя до некоторой степени антиподы. Короленко, как и столь высоко чтимый им Тургенев, чистый лирик, человек нежной души, тонких настроений. Горький — в этом отношении он следует традиции Достоевского — человек определенно драматического миросозерцания, сосредоточенной энергии, действия. Для Горького, как и для Достоевского, даже трезвые будни полны страшных призраков, мучительных видений, которые он прямо ставит перед читателем с беспощадной резкостью, как бы без воздуха и перспективы, почти с полным пренебрежением к изображению природы”. Я представила тюремную камеру, заключенную, ожидающую смертного приговора, и вдруг … размышления о русских писателях – “Душа русской литературы”.

Наверное, совершенно не случайно Горький в 1900 году снял жилье в соседнем доме с Короленко. А в 1922 году в очерке “Время Короленко”,  свои мысли вложил в уста Владимира Галактионовича:  “Не спешите выбрать верования, я говорю — выбрать, потому что, мне кажется, теперь их не вырабатывают, а именно — выбирают. Вот, быстро входит в моду материализм, соблазняя своей простотой… Он особенно привлекает тех, кому лень самостоятельно думать”.

Завершая, хочу пожелать самой себе — больше читать!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *