Ольга Кудряшова, 10 «А» класс, Школа №103

Я — счастливый человек. Я родилась и живу в городе,   где когда-то ступала нога величайшего писателя Максима Горького.

Для каждого Горький свой. Для кого-то это маленький мальчик, плывущий на пароходе из Астрахани в Нижний. Для кото-то это Сокол, отдавший жизнь за минуту свободного полета. Для других – это Данко, подаривший  своё сердце людям. Кто-то, услышав имя Максима Горького, представляет властную Вассу Железнову.

А для меня Горький — это вольные и  свободные люди, те, с кем Алексей Пешков делил тяготы жизни в Астрахани, те, у кого он проходил «свои университеты».   Когда я стою на площади  Горького, я вижу       человека, за спиной которого стоят именно эти босяки, бурлаки… Его взгляд устремлен к Волге, «к свободе, к свету»… Свое свободолюбие писатель впитал у  тех босяков, с которыми он когда-то общался,   у кого учился и кого смог воспеть, невзирая на их внешний вид.

В 90х годах XIX века Горький написал цикл рассказов о босяках. Эту тему выдвигала сама жизнь: благодаря сложным процессам «раскрестьянивания деревни» создавалась целая армия разорившихся крестьян, которые вместе с рабочими, периодически выбрасываемыми с фабрик и заводов, а также обнищавшими ремесленниками  и составляла «бродячую Русь», Русь социальных отщепенцев. О босяках писали и до Горького, но никто не писал о них с таким восторгом и пафосом, как Горький. Он как бы заново открыл эту тему и ввел её в большую литературу.

Писатель знал, какие странные отрицательные характеры создаёт босячество (образ Шакро «Мой спутник», образ Промтова «Проходимец»). Но Горького интересовали преимущественно те босяки, которые по каким-либо причинам задумывались над своим ужасным положением. Они были выбиты из обычной колеи жизни процессом капитализации и очень остро переживали не только свою социальную неустроенность, но и другие «язвы капиталистического мироустройства». Многие босяки Горького – сильные, независимые, смелые люди, сохранившие человеческое достоинство в унизительных условиях существования.

Таков образ Челкаша  из одноименного рассказа, написанного   в   1895 году. Не буду анализировать композицию рассказа,  не стоит  останавливаться и на его содержании –  это программное произведение хорошо всем известно.  Моя цель привлечь внимание к той стороне произведения, которая импонирует мне. Эта маленькая драма, разыгравшаяся между двумя людьми, вскрыла  для меня глубинные проблемы человеческой души.

Присмотримся к героям  рассказа. Образы Челкаша и Гаврилы контрастны. Челкаш худ и костляв, Гаврила широкоплеч. Волосы у Челкаша чёрные и с проседью, у Гаврилы русые. Глаза у Челкаша холодные и серые, взгляд острый, а у Гаврилы большие голубые глаза, смотрящие доверчиво и добродушно.  У героев разное отношение к людям, понимание свободы и счастья. Такая глубокая контрастность создаёт напряжённость, таит в себе возможность взрыва. Они настолько разные, что невольно  чувствуешь напряженность, которая перерастет в драму. Не гордый, ничего не боящийся Челкаш, а именно добродушный Гаврила совершит преступление, именно он попытается убить того, кто помог ему заработать деньги.

В центре внимания Горького не описание захватывающих событий, а внутренние переживания героев. Чтобы глубже раскрыть характеры героев, Горький ставит их в необычные для повседневной жизни обстоятельства. Для автора не столь важны были сами необычные обстоятельства, сколько чувства и переживания героев.

Горький возвышает Челкаша. Героя поразило искажённое восторгом жадности лицо Гаврилы. Челкаш почувствовал, что он — вор, гуляка, оторванный от всего родного, никогда не будет таким низким, не помнящим себя. Челкаш отдал значительную часть денег Гавриле, но потом отнял их. Он отнял их не тогда, когда Гаврила пытался убить его, а тогда, когда тот назвал его ненужным человеком. Гаврила нанёс ему такую душевную рану, что Челкаш почувствовал: никогда за всю жизнь его не били так больно и никогда он не был так озлоблен. Такое чувство мог испытать только человек, болезненно переживающий своё отщепенство. Гаврила вслух высказывал то, в чём боялся признаться себе Челкаш.

В финале перед читателем ясно выделены две фигуры: полный осознания своей силы Гаврила и раненый, шатающийся босяк. Гаврила, перекрестившись, посмотрел на деньги, зажатые в ладони, глубоко и спокойно вздохнул, убрал их за пазуху и широкими шагами пошёл к берегу.

Так заканчивается эта маленькая драма. Её конец контрастен по отношению к началу. Челкаш вошёл в рассказ сильным и уверенным в себе, а ушёл полностью разбитым морально и физически. Гаврила изначально был наивным и растерянным, уходит из рассказа твёрдым шагом уверенного в себе хозяина. Таким его сделали деньги.

Горький отнюдь не идеализировал босяков. Его босяки — это не только гордые мечтатели, но и хищники, часто презрительно относящиеся к труду. Они не являются жизнестроителями. Они — лишь потребители того, что создают другие. Автора подкупала в них то, что эти люди не жаловались на жизнь, что, говоря о благополучной жизни других обывателей, делали это с насмешкой. Это было не из чувства скрытой зависти . Писатель видел в этих словах как будто какую-то гордость. Будто они говорили это с осознанием того, что  хоть и живут они плохо, но сами по себе гораздо более нравственны тех, кто живёт хорошо. А ведь именно нравственная чистота делает человека Человеком!

Горький смог даже в босяке увидеть  Человека. А человек, по словам Сатина, «это звучит гордо»!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *