Артем Зрюнин, 5 «Б» класс, Школа № 14

Один  год из жизни Леньки

 

23декабря 1888

Дорогой дневник!

23 декабря сего года предоставился мне шанс найти бумагу и перо, для изложения своих мыслей, в надежде на то, что кто-то когда -то найдет мои незамысловатые записи, прочтет их, узнает, как жил народ бродяжный,а именно мы. Кто Мы? Мы — беззлобные, простые люди, на которых многие смотрят с презрением, могут ударить, покалечить, а иногда даже избить , закидать камнями. С такими , как «мы»не церемонятся, даже скажу больше-мы -пустое место. А ведь у каждого из нас своя судьба и своя история. Никто не попадает в эту яму по своему желанию, скажем так, по доброй воле. Вот например,я. Пока я рассуждал и философствовал на тему бродяжничества, никто не задался вопросом, откуда скитальцу знакома грамота? А все просто: дед мой, Архип( про него рассказ чуть позже пойдет) не всегда ходил и попрошайничал, последние десять лет только стало это образом жизни его. Прерву рассказ свой, бежать надо, милостыню просить, дед зовет

 

 

 

 

18 января 1888

Дорогой дневник, месяц почти не открывал я тебя. Не было времени нисколечко. Праздники же рождественские, народ в праздники щедрый и добрый, все подавали исправно, избили даже только один раз. А поскольку пишу я не быстро, да втайне от деда своего, могу общаться с тобой только  когда он отдыхает и не видит этого. Вопросы лишние пойдут: что да как, не хочу я этого.

Так, на чем же я остановился прошлый раз? Ах, да. Про деда рассказ начал, как дошел он до жизни такой и отчего на дорогу эту свернул.

«Отчего?»- спросите Вы. Я отвечу Вам: дед мой Архип- сложной судьбы человек. Вся свою жизнь сознательную жил он в добротном доме, поголовье овец имел, козу, корову ( ну, это все из рассказов его),однако, человеком высокомерным не являлся. Как увидит на улице или около церкви человека с протянутой рукой стоящего, никогда не осудит его, подаст обязательно. Сердце у него доброе. Сердце ожесточиться может, конечно, когда обижают несправедливо, но на это , как я понимаю, время надо. А у деда это время еще не пришло. А кто знает, может, и не придет оно никогда у него. Бесхитростный человек мой дед Архип, как ребенок. Жил в достатке, нужды не испытывал, поэтому и не приучился  к труду да к заработкам. Не умеет дед- то мой ничего . Да и не имеет сейчас ничего, кроме болезней своих да доброго сердца. Хотя грамоте обучен был. Умел  писать, читать, считать. Да и сейчас, думаю, не забыл. Вот он меня и обучал потихоньку всем премудростям грамоты , благодаря чему могу сейчас с Вами общаться. Погорели они десять лед назад. Сейчас непонятно, сами виноваты они в пожаре  или завистники помогли. Много чего поговаривали, да только не знаю, верить кому. Но об этом попозже немного, кажется дед проснулся, прятать все буду.

 

 

 

 

 

13 марта 1888

Как же  тепло на  Кубани! Даже снег не лежит нигде. У нас в Поволжье , конечно, уж зима так зима! А это что — сплошное недоразумение, зеленое все ,птицы поют, даже Дон льдом не покрылся. Хотя, для таких как мы, бездомных, это все «на руку» , как говорится. Были бы у себя дома-перемерзли бы все. А здесь люди другие немного, по- другому на жизнь что ли смотрят, попроще как-то. Здесь и на ночлег пускают  и переправляться с собой разрешают на баржах, у нас бы погнушались. Все ведь как считают — нищие и бездомные, значит больные. Хотя , может, они и правы. Питание- то у нас никуда не годится. Иной раз бывает и по несколько дней ничего не едим. Дед кашляет, как паровоз. С легкими что-то у него. Все говорит: помрет. Не люблю я эти разговоры. Что смерть-то призывать раньше времени. Про всех она помнит и ко всем придет. У каждого свой срок. Всему свое время. Что- то спать охота мне, пойду посплю, пока возможность есть , не спал я, дождь шел , а ночлега не нашли. Под дерево не лег:побоялся молнии. Так и сидел всю ночь. Чердак один нашли в пустом доме, здесь никто не тронет, пойду покемарю немного. Доброй ночи всем.

 

 

 

 

16 июня 1888

Лето в самом разгаре. Жара невозможная. Помнится как-то про деда рассказывать стал, про пожар. Что обидно, ведь всем помогал, никому не отказывал , бывало, что и про долги иной раз забывал. Не держалось у него в голове это, рад был, что помочь может. Так вот я о чем: когда дом горел все село стояло, смотрело , охало , причитало, но никто помочь тушить не вызвался один дед да родня его с ведрами бегала , а много они там втроем потушат, как спичка полыхнул дом. Угляшки одни остались за полчаса.  Дед думает,что  сено подожгли ночью злые люди из зависти. Родственники его старые совсем были. Так и померли друг за другом. Не привыкли они по людям скитаться да по чужим углам. А дед ушел из поселка. Первый раз, рассказывал, боязно было украсть, да и стыдно. А потом, как не поел несколько дней,так больше ничего другого  и не осталось. Мне это не по душе. Я ремеслу обучаться буду. Вон в кабак поступлю служить. Дед боится , говорит :побьют . Ну что теперь. Отобьюсь. Зато при деле буду и буду жить по совести.

 

 

 

 

13 октября 1888

Дорогой дневник! Не писал долго, не доставал тебя из мешка. Дед совсем плохой, Бога видит периодически, кашляет, совсем не переставая. Злой стал, переживает за меня , наверное, но вместе с тем на меня и срывается. Несносный совершенно . Но я не обижаюсь. Он же все , что делает , так это все ради меня. Сегодня с девочкой познакомился. Плакала шла. Потеряла платок. Я думал сначала изобьют ее , вот и боится. Выходит ,что  нет. Не всех бьют, оказывается. Обидно ей было , что отец платочек  вез издалека, а она не уследила. Вот и плакала. Помочь очень хотелось , только как? Хотел домой с ней сходить. Заступиться. Не пустила. Говорит, мать нищих не любит. Действительно, я и забыл о себе. Ну ничего , права она. Как бы мне попался он на глаза, этот платок, подкинул бы я ей хоть как- нибудь. А нас сегодня в этом хуторе на ночлег пускают, так что на улице не буду. Пойду деда поищу, мы с ним разделились. Я пошел милостыню просить ,да так ничего и не насобирал. Не мое это ремесло. Нет к этому у меня совсем способностей. А вон дед бежит ,пойду. Встревоженный какой-то он. Но улыбается. Видимо , много насобирал, аж светится. Или украл что ль  опять, старый, допрыгается, поймают , забьют до смерти. Пойду к нему . Уф, как печет.   Дождь сегодня будет. Однозначно сегодня будет дождь………

 

 

P.S.Дневник этот найден был мною в одной из станиц Кубани. Рассказывали, что умер мальчишка не местный, и никто не знает, как это произошло. Очень странная история. Поговаривали, что пришли в хутор дед и мальчик. Сначала деда мертвым нашли , а потом мальчика.  Вещей при нем не было никаких, кроме котомки. А в котомке лежал  дневник да гусиное перо…

 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *