Полина Применко, 7 «А» класс, Гимназия № 13

Нижний Новгород связан с именами таких знаменитых людей как Козьма Минин и Дмитрий Пожарский, Николай Лобачевский и Иван Кулибин, Валерий Чкалов и Петр Нестеров и многими другими. Наши земляки спасали Отечество от врагов, развивали науку и технику, создавали бессмертные духовные ценности. И мы гордимся ими!

Но особенно близок Нижнему Новгороду и  нижегородцам выдающийся русский писатель Алексей Максимович Горький, имя которого наш город носил с 1932 по 1990 годы. Мои родители, бабушки и дедушки родились в городе Горьком, поэтому и сейчас иногда они его так называют.

Алексей Максимович Горький (Пешков)  (литературный псевдоним Максим Горький) родился 28 марта 1868 года в Нижнем Новгороде, в большом деревянном доме на улице Ковалихинской. В наступившем году мы будем праздновать 150-летие со дня его рождения. Литературоведы насчитали более 40 произведений писателя, в той или иной мере связанных с нашим городом. Я расскажу о двух, по моему мнению, самых ярких и самых «нижегородских».

Детство рано осиротевшего  Алексея прошло в Нижнем Новгороде на Успенском съезде, в доме деда, старшины красильного цеха, Василия Васильевича Каширина. « … Приземистый одноэтажный дом, окрашенный грязно-розовой краской, с нахлобученной низкой крышей и выпученными окнами. С улицы он показался мне большим, но внутри его, в маленьких полутемных комнатах, было тесно…».  Сейчас в  этом доме на Почтовом съезде располагается музей «Домик Каширина».

Этот период жизни очень красочно и живо описан Горьким в повести «Детство», которая вошла в автобиографическую трилогию вместе с повестями «В людях» и «Мои университеты». «Началась и потекла со страшной быстротой густая, пестрая, невыразимо странная жизнь. Она вспоминается мне как суровая сказка…». Дом деда был наполнен горячим туманом взаимной вражды всех со всеми; она отравляла взрослых, и даже дети принимали в ней живое участие» — так вспоминал писатель свои детские годы.

Когда я бываю в «Домике Каширина», незримо чувствую этот   мир детства, и представляю, как выбегает во двор маленький Алеша с белоснежной праздничной скатертью и опускает ее в чан с краской. Будто бы слышу свист розг в руках обезумевшего деда, и страшные визги детей.

Самым близким и любимым человеком для мальчика была его бабушка Акулина Ивановна, его защитница и собеседница. Именно с ней писатель связывает свои первые впечатления о Нижнем Новгороде:
«Помню детскую радость бабушки при виде Нижнего   : «Гляди, гляди, как хорошо! Вот он, Нижний-то! Вот он какой, богов! Церкви-те, гляди-ка ты, летят будто!»

Воспоминания Горького о детстве не ограничиваются домом деда, а знакомят читателей с Канавиным и Сенной, улицей Полевой (ныне М.Горького) и другими, даже сейчас известными местами Нижнего Новгорода. Так, например, Острожную площадь (площадь Свободы),  считал он чем-то  грустно красивым, внушительным, потому что на ней стоял старый острог.

Удивительно образно описывает Горький и ныне существующую Сенную площадь: «…широко развертывается Сенная площадь, замкнутая желтым корпусом арестантских рот и пожарной каланчой свинцового цвета. Вся площадь изрезана оврагами …».

А вот какой увидел Алеша Пешков Канатную улицу, на которой его дед купил дом: «…немощеная, заросшая травою, чистая и тихая, она выходила прямо в поле и была снизана из маленьких, пестро окрашенных домиков.» Сегодня эта улица носит имя В.Г. Короленко.

Для Горького дома и улицы Нижнего Новгорода не были безликими и однообразными, он видел в каждом из них незаурядность, особенность, красоту. « Новый дом был нарядней, милей прежнего; его фасад покрашен теплой и спокойной темно-малиновой краской; на нем ярко светились голубые ставни трех окон и одинарная решетчатая ставня чердачного окна».

« Меня давно уже занимал тихий дом Овсянникова, мне казалось, что в этом сером доме течет особенная, таинственная жизнь сказок. Дом точно отодвинулся с улицы, прячась от нее. … слепые окна были неприятны, …дом хочет спрятаться, жить незаметно».

А вот совершенно противоположное впечатление: «…лицо дома Бетленга было веселое, стекла окон блестели ясно, зелень цветов за ними была разнообразно ярка».

Только у человека, любящего свою малую родину, глубоко переживающего за ее судьбу, могли родиться такие трогательные строки: «Стертые вьюгами долгих зим, омытые бесконечными дождями осени, слинявшие дома нашей улицы напудрены пылью; они жмутся друг к другу, как нищие на паперти, и тоже, вместе со мною, ждут кого-то, подозрительно вытаращив окна».

Переехав по семейным обстоятельствам в Сормово, Горький уже не видит той теплой красоты купеческого Нижнего, резных ставен и зеленых садов с пением птиц, которыми по-детски любовался и восхищался. Вместо этого  «из-за крыш черными кукишами торчали в небо трубы завода и густо, кудряво дымили…, стоял жирный запах гари».

Детство закончилось со словами деда :— Ну, Лексей, ты — не медаль, на шее у меня — не место тебе, а иди-ка ты в люди…И пошел я в люди.

Повесть «В людях» начинается со слов: «Я — в людях, служу «мальчиком» при магазине «модной обуви», на главной улице города. Тогда, как и сейчас, главная улица нашего города – Большая Покровская. Несмотря на тяжелый, совсем недетский труд, унижения и издевательства хозяев, Алеша не переставал восхищаться красотой природы и архитектуры Нижнего Новгорода.

«Тихими ночами мне больше нравилось ходить по городу, из улицы в улицу, забираясь в самые глухие углы. Ночные прогулки под зимними звездами, среди пустынных улиц города, очень обогащали меня» — вспоминал писатель.

Много знакомых каждому нижегородцу мест упоминается в этой повести: Дятловы горы, Ярмарка, улицы Ильинская, Тихоновская (ныне улица Ульянова) и Мартыновская  (ныне улица Нестерова). И также он видит дома и улицы живыми, будто бы рассказывающими о себе и людях их населяющих. «Я снова в городе, в двухэтажном белом доме, похожем на гроб, общий для множества людей. Дом новый, но какой-то худосочный, вспухший, точно нищий, который внезапно разбогател и тотчас объелся до ожирения».

Алексея Максимовича Горького и Нижний Новгород связывали особые отношения, и на протяжении всей своей жизни писатель с трепетом относился к своему родному городу.

Однажды Антон Павлович Чехов в письме спросил у Алексея Максимовича: «…Зачем Вы сидите в Нижнем? Зачем? Что Вам в этом Нижнем?.. Какая смола приклеила Вас к этому городу?.. Отчего Вы не живете в Москве?».

В одном из писем в Петербург Горький пишет: «Вам, в туманном Вашем городе, не видно, как быстро жизнь идет вперед, не видать, как растет человек и крепнет дух его и возвышается чувство собственного достоинства в нем. Здесь — это яснее. И как я рад, что живу здесь, а что Вы там — жаль».

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *