Всеволод Хебнев, 8 «В» класс, Гимназия № 1

— Молодец, коль связь времен

Держишь, честью наделен.

Отличив от правды ложь,

Ты в пути не пропадешь.

Расул Гамзатов, элегия

 

Кажется, что Максима Горького я знал всегда. Его называют великим пролетарским писателем, «буревестником революции». В честь Горького в моем родном Нижнем Новгороде названы улица и площадь, да и сам город долгое время носил это имя. Максиму Горькому установлено множество памятников. Всей семьей мы ходим в театр на спектакли по произведениям великого земляка. По ним же снят целый ряд художественных фильмов. Писателя запечатлел на своих фотографиях всемирно известный Максим Дмитриев, а многие художники писали портрет Горького. В одном только Нижнем Новгороде Горькому посвящено три музея. В любом книжном магазине можно увидеть как его книги, так и книги о нем. Произведения М. Горького, написанные в различных литературных жанрах, изучают не только в российских, но и в иностранных университетах. Горький пять раз выдвигался на Нобелевскую премию по литературе, но не получил ее по политическим мотивам. Ему мы обязаны возможностью читать книги из серии «Жизнь замечательных людей» и традицией детских представлений у новогодней ёлки. Сложно оставить своей жизнью столь яркий след. Это жизнь загадочного героя некогда великой страны, теперь тоже не существующей. Таков для меня «официальный» Максим Горький.

Гораздо ближе я знаком с другим Максимом Горьким – одиннадцатилетним нижегородским мальчиком Алешей Пешковым. Волею судеб я родился и вырос в доме № 9-б по улице Большой Покровской в Нижнем Новгороде. С флигелем этого дома, а также с двором позади него, связан небольшой период жизни Алеши, описанный М. Горьким в его автобиографической повести «В людях».

Сюда, в обувной магазин купца Л. М. Порхунова, осенью 1879 года Алеша Пешков был отдан работать: «Я – в людях, служу «мальчиком» при магазине «модной обуви», на главной улице города». Сейчас в этом помещении расположен магазин «Мир православной книги». Всякий раз, когда мне доводится проходить мимо дверей этого магазина, я вспоминаю наказ купца Алеше: «Ты служишь в первоклассном магазине на главной улице города, это надо помнить! Мальчик должен стоять при двери, как статуй…» Воображение подхватывает эти слова и мне представляется, что сейчас дверь передо мной распахнет долговязый мальчик, который потом будет стоять молча и неподвижно, как статуя.

Алеша с самого начала тяготился своим новым положением: «Мне было тягостно и скучно, я привык жить самостоятельно, с утра до ночи на песчаных улицах Кунавина, на берегу мутной Оки, в поле и в лесу. Не хватало бабушки, не с кем было говорить, а жизнь раздражала, показывая мне свою неказистую, лживую изнанку». Этой «неказистой, лживой изнанкой» он тяготился еще больше. Здесь Горький приводит примеры нравственной ущербности своих новых начальников, преподнося таким образом урок читателю.

Эти переживания не могли не отразиться на настроении Алеши и восприятии им окружающего мира: «Снежные люди молча мелькают мимо двери магазина, — кажется, что они кого-то хоронят, провожают на кладбище, но опоздали к выносу и торопятся догнать гроб. Трясутся лошади, с трудом одолевая сугробы. На колокольне церкви за магазином каждый день уныло звонят – Великий пост; удары колокола бьют по голове, как подушкой: не больно, а глупеешь и глохнешь от этого».

Если зайти в этот магазин, можно наблюдать в окно, как по Покровке по-прежнему куда-то спешат люди мимо тех же самых домов. Бывают даже лошади. Люди, правда, мне кажутся бегущими по каким-то более приятным делам. Нет только стоявшей во дворе церкви: она была уничтожена в 1932 г.

Никольская Верхнепосадская церковь осталась в памяти Максима Горького не только из-за звона колокола. В детстве Горький не был чужд религии: «В церкви было хорошо, я отдыхал там так же, как в лесу и поле. Маленькое сердце, уже знакомое со множеством обид, выпачканное злой грубостью жизни, омывалось в неясных горячих мечтах». В повести «В людях» Горький рассказывает о своей исповеди у священника:

«Великим постом меня заставили говеть, и вот я иду исповедоваться к нашему соседу, отцу Доримедонту Покровскому.

…Неожиданно для себя я выпалил:

— Просвиры воровал.

— Это – как же? Где? – спросил священник, подумав и не спеша.

— У Трех Святителей, у Покрова, у Николы…

— Ну-ну, по всем церквам! Это, брат, нехорошо, грех, — понимаешь?

— Понимаю.

— Говори – грешен! Несуразный. Воровал-то, чтобы есть?

— Когда – ел, а то – проиграю деньги в бабки, а просвиру домой надо принести, я и украду…»

Здесь, скорее всего, упоминается именно Никольская Верхнепосадская церковь, т.к. неподалеку от нее (на Звездинке) в то время жил мальчик.

Кроме того, во время работы в обувном магазине, Алеша познакомился со сторожем этой церкви. Сторож навсегда преподал ему урок, предложив украсть в магазине калоши, на что Алеша согласился из жалости к старику: «Мало ли чего я могу попросить! Я тебя попрошу церкву ограбить, как же ты – ограбишь? Разве можно человеку верить? Ах ты, дурачок…» В награду за простоту Алеши сторож обещал пустить его на церковную колокольню.

Но вскоре после этого карьера Алеши в обувном магазине на Покровке закончилась навсегда: «Бежать я решил вечером этого дня, но перед обедом, разогревая на керосине судок со щами, я, задумавшись, вскипятил их, а когда стал гасить огонь лампы, опрокинул судок себе на руки, и меня отправили в больницу». Больше Горький сюда никогда не возвращался, а дальнейшее повествование уводит его далеко от родного Нижнего.

Горький мне не всегда понятен. Думаю, что значение его личности как в моей собственной жизни, так и в жизни моей страны, мне еще предстоит оценить. Но я могу видеть то, что видел Горький, ходить там, где ходил он, переживать вместе с ним. Это делает Горького как будто родным, заставляет невидимые струны в душе настраиваться в унисон с его творчеством. Очень емко передал суть этого творчества современник Горького — Дмитрий Мережковский: «С подлинным души моей верно», подписался Горький под одним из своих произведений и мог бы подписаться под всеми».

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *